chaika (marusa_nechaeva) wrote,
chaika
marusa_nechaeva

Валенсо.

5 августа, 2010 год.
Ранним, дождливым утром на Дэлаверском кладбище среди множества похоронных процессий можно было заметить одну, отличавшуюся от других особой трагичностью....
В такого рода мероприятиях всегда находятся люди, не слишком опечаленные случившимся. Обычно это те, кто пришел выразить свои соболезнования, дабы поддержать семью умершего.Они сливаются с общей массой тяжелых черных костюмов, с серым, нависающим небом, с молитвой, просящей принять очередную душу...Такие люди есть всегда. Они напускают на себя скорбный вид, будто одевают маску, специально припасенную для таких случаев, а между тем, никто не знает, что за мысли крутятся в их скудно наделенной мозгами голове. Чаще всего, такая голова кишит глупыми сплетнями об умершем или о его родственниках... возможны случаи обдумывания нарядов присутствующих... причем эти люди, стоит заметить, что к таковым в основном относятся женщины, хотя и мужчины не лишены таланта сплетен, с очень серьезным видом думают о том, что какая-нибудь миссис Элл одела слишком вульгарное платье, или о том, что, скажем, мистер Клайд завел себе любовницу, и это при его то 45 годах ...
Но все это не столь важно, как, например, мысли одного человека, пришедшего на похороны Линды Лайс, 5 августа, 2010 года.
Похороны начались ровно 8 утра. Родители 15-летней Линды Лайс стояли, держа друг друга за руки. Опухшие глаза миссис Лайс, казалось, через край наполнились горем, тихая, прозрачная слеза плавно покатилась по ее чуть румяной щечке. мистер Лайс безжизненно стоял рядом со своей супругой. Его бледное лицо выражало глубокую безнадежность: орлиный глаза, некогда блиставшие, сейчас потеряли всякий блеск и устремились вдаль, губы иссохли и превратились в некое подобие губ мертвеца. Безумие, охватившее его при виде голого истерзанного тела дочери, наскоро закопанного в придорожной сухой земле, давно его покинуло. Теперь он задумчив. Вероятно и сейчас он все спрашивает и Бога, за что тот забрал у него Линду, Линду Лайс - примерную девочку, единственную дочь Питера и Кети Лайс ? Почему именно ее ? Почему он не взял какую-нибудь никчемную шлюху, развратную, покрытую черным слоем греха ...
Но к чему читателю знать все подробности угрюмых, тяжелых мыслей отца, потерявшего драгоценный цветочек его жизни, кусочек сердца своего, лишившего его жизни - свою дочурку.
Среди бесконечного горя и сожаления, среди плачущих родственников и друзей, среди зевак-коллег стоял один человек, всего один, не походивший не под одну категорию. Не друг, не любящий дядя, не пылкий ухажер, а обычный сосед, как это глупо не звучало бы. Валенсо Пилини - именно так его зовут. Широк в теле, неуклюж. К тому же на носу его плотно сидели тяжелые очки с рогожевой оправой. На вид ему не дашь больше 50 лет, но разве можно определить точный возраст такого бесформенного старика ?
рассеянный взгляд случайного прохожего вовсе и не заметит его . Валенсо обладал удивительно неброской внешностью, хотя читатель, вероятно, подумает , что очки и фигура - довольно броски, но таков мой герой. И прошу поверить тому, что ни малейший мускул его тела, ни один нерв, дернувший невзначай на его лице, ни одна капелька пота, проступавшая не раз на его лбу в минуты сильного волнения, никогда и никого не интересовала, разве что его сумасшедшую жену - Милли. Так вот тот самый Валенсо, добродушный, веселый старичок, всегда готовый компанейски сказать какаю-нибудь шутку, стоял сейчас около свеженькой могилы Линды Лайс с букетом прекрасных белых лилий- должно признать, что это были любимейшие цветы погибшей. Он стоял тихо, чуть поодаль от родителей Линды, с серьезным видом и относился он к тем людям, которым, по сути, была безразлична смерть этой девочки.
Мысли в голове Валенсо существенно отличались от мыслей, скажем, некой Джесики Виджи- коллеги Питера Лайса - Та с усилием разглядывала свой маникюр и , возможно, мысленно корила себя за то, что свое сокровенное свободное время она потратила не на чудные ноготки, а на любовника,красавчика Харви, а по совместительству мужа лучшей подруги.
но зачем нам ее пустые женские мысли ? Они глупы и не отличаются особой душевностью.
Валенсо думал. Думал о чем-то важном. К сожалению, я не могу сказать о чем он так упрямо размышлял, может о своей жене, которая осталась одна дома, что впрочем было опасно, а может о чудной красоте погибшей девочки. Он постоял пару минут, а потом неожиданно заторопился, словно вот-вот с неба упадет очередная грозная молния Зевса. Возможно, он не ошибался, ведь чутье никогда не подводит зверя. Валенсо положил цветы на могилу, обнял миссис Лайс, еще раз пожал мужественную руку мистера Лайса, выразил свои глубочайшие соболезнования и удалился прочь.
Он ушел. Ушел домой. Дома его встретила Милли, несомненно она сильно волновалась и из ее уст вырвалось что-то похожее на мычание коровы. Она не могла говорить, часто выходила из себя, что выражалось в бесконечном битье посуды и криках.Но сейчас она была сравнительно спокойна. Милли посмотрела на мужа испуганными глазами и ушла к себе в комнату. Комната ее состояла всего лишь из старенькой, дряхленькой кровати, которая скрипела, как та самая ветхая дверь, знакомая нам всем, торшера, кое-где, впрочем, уже порванного, возможно от припадков Милли и странно-кривого шкафа, который, казалось вот-вот упадет. Валенсо же по обыкновению сел на широкое плетеное кресло, располагавшееся в беседке около дома.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment